Забытый бард.

Не потревожу Вашу память
ни о себе напоминаньем,
ни долгим тостом о других.
Но горизонтами круги
пускают дни с таким стараньем,
не утруждаясь в Лете плавать,
так не похожие на нас, -
то солнцелунны, то безлики,
то одинокой птицы крики
перемежают плавный вальс
их нескончаемого танца,
напоминая, что расстаться
обречены мы, что беда
из века в нас самих таится.
Миры вершат свои круги,
а нам на месте не сидится:
то дни считать, то слушать птицу,
то вдруг затихнуть навсегда......

Сергей Александрович Глотов

Я, честно, не помню, почему стал в тот день читать его стихи. В принципе, поэзию не люблю, не понимаю, не мое это, в общем. Но, случайно открыв для себя страничку этого человека в интернете, я неожиданно увлекся. Сначала меня поразила в его стихах их жизненность. Наш жизненный цикл предусматривает повторяемость судеб. Но суметь выплеснуть это не в ровную строчку текста прозы, а передать в стихотворной форме! Для меня это было ново. Очень ново, и вместе с тем не оставило равнодушным. Потому, что эти стихи и про меня.

Гонщик

Лежу у ночи взаперти,
бывает после тридцати
когда полмира не ахти
и все неладно.
Так было чудно до шести,
куда ни шло до двадцати,
а после, господи прости,
все так не складно.

Звенела холодом броня,
два года жил из-под ремня,
и вот уже не для меня
подруга детства.
А в спину била болтовня.
Я уходил из - под огня,
тогда как дальняя родня
жила по средствам.

Судьба дается только раз,
понятно всем, не для проказ,
но на вираж, не сбросив газ,
иду я первым...
Движок собрали на заказ;
у стали был еще запас,
но оказалось я не ас -
и сдали нервы.

В кювете ржавая вода,
потеря крови - ерунда.
Но впредь не будет, вот беда,
борьбы на равных.
Кому-то там вручают приз,
а я в бинтах, и верх, и низ,
Без костылей не обойтись -
такая травма.

Конечно, надо бы успеть
повеселей чего суметь
и только после побелеть
мне на височках.
Но позвоночник будто плеть,
куда плясать, дай бог допеть,
а там не грех и помереть,
поставить  точку.

Удивленно я переходил от стиха к стиху, уже с удовольствием ощущая в груди нарастающее тепло варившихся в сердце чувств. Умение раскочегарить такой котел в груди равнодушного к стихам человека, по моему мнению, уже - талант, редко встречающийся в современной поэзии. Натолкнувшись на стихотворение «Детство», я в него и попал. В свое детство. В мой маленький дворик, где в округе росли тополя. Где был я – худощавый мальчишка, со сбитыми коленками, где были бабушка и велосипед, мои игрушки...


Детство

Тополя метут по небу облака.
Дом подставил солнцу белые бока.
Возле дома мое детство, босиком,
и смеется и бежит за мотыльком.

В доме тикает будильник на столе
и показывает минус тридцать лет.
На полу ковер из теплых лоскутов
и цветы... а может не было цветов.

Над кроваткой жили сказочные сны
о доверчивых волшебниках лесных
в накрахмаленных узорах - кружевах...
Эта память до сих пор еще жива.

Тополя метут по небу облака.
Дом подставил солнцу белые бока...
Только я смотрю на все со стороны,
будто кто меня поставил у стены...

Я уже говорил, что Сережины стихи отличаются большой образностью и максимальным приближением к жизни. За каждым четверостишием виден опыт человека, много чего видевшего и пережившего в жизни. Хочу привести два его стихотворения. Почему я выбрал именно их? Наверное, потому, что Дорога и Дом для нас  основные  понятия в этой нелегкой жизни.

Дорога
Легла дорога по земле -
             то лес, то поле.
Она родня моей судьбе,
             судьбе и доле.
Зовет она туда, где я
             ни разу не был.
Туда, где делятся земля,
             земля и небо.
Легла дорога по земле -
             дожди ей братья.
Они уймутся на заре,
             а мне скитаться.
А мне встречать да провожать
             в жару и слякоть.
Просить пощады и прощать,
             любить и плакать.
Легла дорога по земле -
             и только случай
откроет тайну: друг ты мне
             или попутчик.
Свершаем добрые дела
             до поворота.
И вдруг обида и беда:
             уходит кто-то.
Легла дорога по земле
             большой рекою.
На уплывающей корме
             махни рукою.
А впереди твои моря,
             причуды ветра...
Не верь, что мы дружили зря,
             что песня спета.

Легла дорога по земле...
       Легла дорога по земле...
             Легла дорога по земле...

Комната

Потолок да четыре стены,
понимаю, как вы мне нужны;
до тепла я без вас и не дожил бы...
Говорите же, сколько я должен вам
за микстуру ночной тишины?

Со щелями - морщинами пол,
утомителен твой произвол;
вечерами на шаг мой нечаянный
все ворчишь, пожимая плечами ты,
вечно холоден, пылен и гол.

Голубая затворница - дверь,
понимаю тебя лишь теперь.
Провожанием так озабочена,
промолчала ты мне о непрочности
заверений, доверий и вер.

И пока я один на один
пробивал голубые дожди,
в два окна моя верная комната,
как могла, берегла то искомое,
от которого я уходил...

Прочитав достаточно много стихотворений, я понял, что Сергей очень тщательно подходит к своему творчеству: рифмы просты, но ложатся на душу, словоформы, образы отобраны и поданы читателю понятно и неожиданно красиво. Прочитайте следующее стихотворение, я уверен, вы скажете, что это вальс! И музыка этих слов будет звучать у вас в ушах.

Листопад

Лето стало большим и уходит в чужие края.
Восхитительно рыж, в луже лист умирает опавший.
Эта осень, отдельно твоя и отдельно моя,
почему-то никак не становится осенью нашей.

Ветры тянут тебя за подол. Улетай, улетай...
Мне останутся сны - то ли бред, то ли боль от падения...
Кандалы моих рук, я прошу, я прошу, не снимай.
Ты последняя нить, мой единственный шанс на спасение.

Так прозрачен покой навсегда уходящего дня...
В голубом с позолотой опушки березовых рощ.
То ли солнце зашло, то ли память погасла моя...
Это пахнущий снегом, осенний, задумчивый дождь.

Обрываются листья-улыбки на стылом ветру.
Обнажен до весны и печален покинутый сад.
Белым снегом накроет, накроет его поутру.
А пока листопад,
               листопад, листопад,
                                 листопад.

Я не удержался, перечитав все его стихи, написал Серёже. И не ошибся. За строками стоял именно тот человек, которого я видел через призму его творчества. Добрый, отзывчивый, немного уставший от жизни, но все равно неравнодушный к ней. Оказалось, что он не просто поэт, а бард и когда-то достаточно известный.
Может быть, и вы вспомните о нем. Если же не знали его, то я желаю открыть вам этого ЧЕЛОВЕКА. А я буду петь у костра его песни, проникнутые теплом и легкой грустью.

***

Зовет меня вода,
Чиста и глубока.
И лес меня зовет,
и скалы в облаках.
Зовет меня трава,
зовет меня песок,
зовет огонь костра -
вечерняя звезда.

А у меня дела,
а у меня долги.
И ночью не до сна,
и днем не до тоски.
А стерегут меня
хвороба да беда,
а за окном стоят
высотные дома.

И не костры горят,
а просто фонари.
И люди говорят
совсем не о любви.
Небесная вода -
холодные дожди...
Бросаю невода -
ловись моя беда.

Скитальцев и бродяг
зову я на постой.
И дверь не заперта,
а дом опять пустой.
Но долго быть в долгу
я, видно, не смогу -
Заброшу все дела,
возьму и убегу.


Прими меня, вода,
чиста и глубока.
И лес, меня прими.
И скалы в облаках...
Зеленая трава
и солнечный песок...
Далекого костра
веселая звезда.

1980      Алма-Ата

Завершая свой рассказ о творчестве Сережи, я не могу не привести слова другого замечательного барда и поэта – Александра Петрова, явно сказанные и о Сергее Александровиче Глотове.

Почему мы поем у костров
Только самые старые песни?
Почему не касается плесень
Этих вечных, бесхитростных строф?
То ли жаждет бродяжья душа
Приобщиться к минувшим дорогам,
То ли нам в единении строгом
С теми песнями легче дышать.

Почему мы поем у костров
Песни бардов, которым за сорок,
И, забыв о невзгодах и ссорах,
Понимаем друг друга без слов?
Может, просто устала душа
По беседам заумным скитаться,
И наверное, хочется братцы,
Разобраться во всем, не спеша.

Почему, как солдату шинель,
Нам дороже аккорды простые
И не тянет к высокому стилю
В предрассветной седой тишине?
Видно, в этой дали голубой,
Где часы до рассвета короче,
Позабыв про бессонные ночи,
Мы становимся сами собой.

Так пускай, ненавязчив и тих,
Разрешая больные вопросы,
Поднимается к звездам белесым
Этот добрый полночный мотив.

Ссылки на страницы  Сергея Глотова в Интернете:

Стихи:

http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=345
http://zhurnal.lib.ru/g/glotow_s_a/solo.shtml

Песни (mp3 формат):
http://music.lib.ru/editors/g/glotow_s_a/
Comments