Тормоз прогресса.

  - Ты – тормоз прогресса! - мои коллеги, они же друзья, безаппеляционно заявляют мне это, сидя в прокуренном кафе.
          Я сижу напротив них, чувствуя одиночество, и мне неуютно под их испепеляющепрезрительными взглядами. Мне неудобно, потому, что кроме дружбы-товарищества, я еще и их начальник. Начальник отдела IT. И….тормоз прогресса.
           - Как? Как ты можешь отрицать важность внесенных изменений в новый интерфейс Microsoft? Людям нужны новые процессоры и операционные системы! Человечеству требуются новые программы!
           Я грустно усмехаюсь. У меня полтора высших образования и одно из них машиностроительное. Именно из него я вынес твердое убеждение, что самые надежные системы – простые и неуниверсальные. Говорю своим коллегам об этом. Это приводит их в новую священную ярость:
            - Так значит самая надежная машина, это - телега?
            - Да – отвечаю я! Но я не призываю на них ездить. Ездить нужно на простых, надежных и эффективных машинах. Соизмеряя затраты на ее обслуживание с денежкой в кармане!.
            - Ладно, хрен с ними, с телегами и машинами. Но интерфейс! Он должен быть приятен пользователю, постоянно смотрящему в экран.
           - Меня же учили по-другому. Не спорю, интерфейс должен упрощать работу человека с компьютером. Упрощать до той степени, чтобы человек сосредотачивался на порученной ему работе. Современные интерфейсы наборами своих спецэффектов, построением, раскраской, отвлекают пользователя от работы, они требуют более быстродействующих процессоров, большей памяти и размера винчестеров!
            В ответ на эту реплику ребята смотрят на меня как на идиота: для них это само собой разумеющееся. Новые компьютеры, программы – целая отрасль, дающая работу, образование и деньги миллионам людей. Так я против этого?
            Нет - не против. Но выучен я в то время, когда компьютеры были редкой роскошью. Они были большими по объему и маленькими по быстродействию и памяти. Нас заставляли писать программы, экономя каждый байт, каждый такт процессора. Мы выбивали себе машинное время и сидели часами за огромными зелеными мониторами ЕСок, ДВКшек, Искр. Нам приходилось долгими часами профилировать программы по быстродействию и на утечки, перерасход памяти, помня о том, что ее всегда мало… Ээээх было времечко мегагерц и мегабайтов!
            Вот они сидят передо мной, дети Гигабайт и Гигагерцев. Они пишут здоровенные программы, и если она медленно работает и жрет много памяти, приходят ко мне и просят просто поменять системный блок компьютера на новый. Они любят вообще все новое. На их компьютерах всегда самые новые операционные системы, офисы, среды разработки. Им постоянно не хватает из-за этого объемов винчестеров, памяти. Они постоянно покупают все новые и новые сотовые телефоны.
            Кстати, о сотовых телефонах. Одним из центров их нервного возбуждения является мой мобильник. Motorola V100. Они все время пытаются узнать у меня, почему я никак его не сменю на более новую модель. Когда они видят полупрозрачный, легкомысленно-голубоватый  кирпичик, их ноздри начинают гневно раздуваться. Еще бы, на улице 21 век! Эпоха мобильников с цветными экранами, инфракрасными портами, GPRS ом, “голубым зубом” и фотокамерами, и полифонией. Их мобильники – это уже сплав карманных компьютеров и телефонов. Их мобильники обвешены и понатыканы фичками и фенечками. Я – сторонник функциональности.
             Смеясь, спрашиваю коллегу, когда он последний раз пользовался фотокамерой в телефоне. Он морщит ум. Губы шевелятся, вычисляя дни.
             - Месяц назад гудели в ресторане, и я сделал пару снимков! – радостно выдает он.
            - Ну и как? - спрашиваю я, - Напечатал?
            - Да, - пренебрежительно машет рукой он. - Там камера один мегапиксел. В ресторане освещение слабое, снимки уродские. Так, посмеялись, потом я стер.
            Видя мою саркастическую улыбку, он выдает:
            – Зато у меня там много чего другого есть!
            - Ну и чего у тебя там есть! – меня переполняет ирония…..
            - У меня там есть планер-календарь! - гордо восклицает он. - Я его веду!
            Я ухмыляюсь еще шире:
             - Ну да, ведешь…..А почему к клиенту вчера опаздал?
             Он хмурится:
             – Ну, ты же знаешь, забыл зарядить. Жрет много… Сел аккумулятор, я и забыл.
             Я знаю. Я знаю, что лишил его из-за этого опоздания большей части заработанных им денег, потратив немало собственных нервов на успокоение разбушевавшегося клиента. Я знаю, что когда мы вешали вентиляционную систему на трубе ТЭЦ, заигравший оркестр в мобильной трубке товарища, чуть не вызвал у меня инфаркт, а уроненный вниз молоток, соскочил со страховочного шнура на кисти и чуть не убил ротозея внизу. Я так же знаю по собственной жизни, что каждая вещь должна своим предназначением выполнять то, на что она придумана, нацелена сделавшим ее человеком. Только тогда она действительно годна в дело.
             Моему другу подарили настоящий “швейцарский, армейский нож”. С моей точки зрения он не функционален. При наличии на нем всего – от ножа, пилы, зубочистки и прочего, он не все режет (не из-за качества стали, а из–за длины и формы лезвия). Например,  им невозможно открыть консервную банку. Пилой можно только пилить небольшие, в палец толщиной сучки. Пожалуй, только зубочистка работает как надо. Но она – не часть ножа. Вставлена просто в один из пенальчиков. А так - обычная зубочистка и единственный предмет из ножа действительно хорошо делает свое дело.
            Так и с телефоном. Я, безусловно могу поменять свою Моторолу на более новую и “престижную” трубу. На самом деле это произойдет тогда, когда появиться телефон, не жрущий батарейки бездумно на ненужные мне фенечки. Телефон, в котором я смогу удобно скомпоновать привычную мне рабочую среду.  Телефон, который будет таким же надежным, как и моя старая, видавшая виды Моторола, а экранчик у нее будет таким, что я без труда смогу читать тексты и документы.
В равной мере это относиться и к другим вещам в моей жизни. Два года уже у меня живет КПК Casio Be-300. Появились уже более мощные и красивые аппараты. Они так же функциональны, как и Каська. Цена некоторых из них уже заманчиво приблизилась к цене новой Беееешки. Почему не покупаю? Потому, что мои требования не переросли ее функциональности.  На мой вопрос товарищу  зачем он сменил легкий, тоненький и надежный Casio PVS 660 на “настоящий” КПК , тот ответил – мне ее стало не хватать. В новом КПК есть проигрыватель музыки и инфракрасный порт, позволяющий в паре с мобильным телефоном выходить в Интернет. Я за свою жизнь стал  обладать даром предвидения. Через месяц у моего товарища уже был портативный mp3 плеер  и в Интернет через КПК он уже не выходил.  На мой вопрос, в чем дело, он криво усмехнулся, а я со своим даром предвидения перечислил ему недостатки. Они типичны – быстрый расход аккумулятора, маленький и неудобный для долгого просмотра html страниц экран и дороговизна в сочетании с медлительностью GPRS. Все вернулось на круг свой. Теперь товарищ на КПК читает книги, смотрит документацию в Adobe Acrobat Readere и держит прайсы. А Интернетом пользуется, используя коммутируемое соединение через нормальный PC. Большую часть всего этого делает моя Бешка, двух лет от роду.

А на работе снова революция. Моим сотрудникам не нравиться старый сегмент сети. На вопрос почему мне в голос , так же безапелляционно заявляют, что недостаточна скорость передачи. Ах да, мы стали и на этом сегменте внедрять комплекс программ 1С и пропускной способности в 10 мбит стало стало действительно не хватать. Что делать – программа использует старую, но уже неэффективную технологию файл-сервера, гоняя туда-обратно большое количество здоровенных файлов. Вот это как раз тот случай, когда я за прогресс. За прогресс в написании программ. Пусть 1С выпустит наконец не липовую клиент -серверную версию, а настоящую , позволяющую сберечь пропускную способность сети. Сберечь наши инженерные силы. Позволить, не вкладывая деньги в улучшение сети дать нам необходимый результат. Но все обещает…обещает…..

А у нас головная боль. Я конечно против. Против потому, что знаю если не принять мер, через год и 100 мбит будет нехватать. Во первых это нудная и долгая работа. В сегменте старый кабель. Он не будет работать с 100 мбит оборудование. Прийдется менять активное и пассивное сетевое оборудование. Принимаю решение – развернуть сервер терминалов. Это когда вся работа и обработка данных происходит на сервере. Увеличивается нагрузка на него, но уменьшаются требования к рабочим станциям. Сетевое оборудование остается прежним. Просто? Эффективно? Тем более что средство встроено прямо в операционную систему. Мое предложение вызывает протесты. На мое почему – один ответ. Несовременно! В других конторах давно 100 мбитные сети и уже кладут оптоволокно или на худой конец гигабитный Ethernet, не взирая на затраты. Что мы хуже?
Нет ! Мы лучше! Мы инженеры. Наша задача - не заниматься работой по беспрестанному обновлению парка компьютеров и ПО вслед за новомодными мировыми тенденциями, а заниматься нормальной инженерной работой - искать решения проблем простыми и эффективными способами. При этом, экономя деньги не тратя их на ненужные безделушки, а направляя их на то, что делает работу сотрудников такой же эффективной и простой.

Как бывший сержант Советской Армии принимаю быстрое единоличное решение. Сотрудники, обиженные отсутствием поползновений на демократизм уходят выполнять сказанное. Ну тут уж ничего не поделаешь, пока прогресс ТАК тормозит развитие нашей фирмы, поглощая ее людские и материальные ресурсы – я тормоз прогресса.
Comments