Смиренная очередь за льготами

Утро.
Сегодня я решил поехать на работу в трамвае. Нравится мне утром, пока не так много людей, пройтись по улицам пробуждающегося города, войти в старенький вагон скоростного трамвая и, слушая стук колес, ехать в центр на работу, при этом отвлеченно думать о чём то своем. 

Трамвай, как обычно, постукивая колесами, бежит по своей неизменной железной колее, выпуская из себя торопящихся пассажиров и принимая новых, так же спешащих по своим, известным только им делам.

На одной из остановок в Краснооктябрьском районе города стоит, какое то техническое здание транспортников. Вокруг него скопилось множество людей. Конец месяца – время запасаться льготными проездными на следующий месяц. Очередь понуро ждет, лица хмурые, ни одного светлого, радостного. А чему радоваться? Движется очередь медленно, но ритмично, чем то напоминая заводской конвейер: деньги в окошко, минута, сдача и проездной из окошка, следующий… деньги в окошко, минута, сдача и проездной из окошка, следующий…

Нас тоже это ждет. Часть из нас уже стоит в этой очереди. Заслуженные люди сполна получают благодарность государства, они вынужденно принимают его таким, какое есть. Их никто особо не спрашивал нужна ли им такая благодарность, в очередной раз поставили перед фактом, не смотря на отдельные возмущения ветеранов. Достойные люди вынуждены принимать эти льготы и не от хорошей жизни в очередной раз унижаться в очередях за ними. В этой очереди многие из них в слух делают выбор для себя: если через месяц все повторится, то лучше отказаться от льгот, чем простаивать такие очереди.

А может именно этого и ждут государственные мужи? И вся эта монетизация затеяна с расчетом, что достойные люди не станут ходить за льготами и отстанут, наконец, от благодарного государства?

Видя стариков, вымученно экономящих на проезде, оплате за коммунальные услуги, молодежь часто не понимает их и смотрит из трамвайного окна на очередь с ухмылочкой. Их самих ведь это все пока не касается, для них все это другой мир. Униженных, смиренных стариков они не уважают, все больше уважая силу, культ которой так и прет с телеэкранов.

Так и живем. Развлекательные комплексы растут, как грибы, с многозальными кинотеатрами, в прокате которых импортные боевики и триллеры, причем последних становиться все больше, а как же главный показатель – кассовые сборы. Народ жаждет ужасов – пожалуйста, увеличивается репертуар ужасов. А то, что у молодых ломается психика и все легче вогнать нож в спину по рукоятку или проще нажать на спусковой крючок, ни кому нет дела: главный показатель – кассовые сборы. Молодежь стремится к роскоши, старики экономят. Молодежь за пять тысяч рублей работать не хочет, а старики ищут подработку хоть за полторы тысячи. Молодые жрут попкорн, запивают пепси-колой, а старики роются в мусорных баках. День молодежи проводится со скидками на пиво и тот же попкорн – популярные продукты питания будущего нашей страны. И это норма нашего времени.

Почему же так живет город Героев, десятки тысяч жителей которого не понаслышке знают ужасы прошедшей войны и ее последствия в Сталинграде. Почему о ветеранах помнят и заботятся только в праздники, относящиеся к Великой Отечественной войне? Где же государственная политика воспитания молодежи на практике? Почему на этом фоне остаются за бортом ветеранские организации? Где же преемственность поколений или нечего перенимать?

Трамвай двинулся дальше, оставляя позади медленно двигающуюся очередь, и въехал в темный подземный тоннель…

Как изменить жизнь, и дадут ли ее изменить? 
Когда же будет свет в этом тоннеле?
© Спицын Игорь 2005
Comments