Ночной наряд

Ночи в горах Памира холодные, даже летом, когда заходит солнце и наступает темнота. Сергея всегда удивляла такая непривычная разница между дневной жарой, примерно + 40, и ночной прохладой, примерно + 15. Шел первый год его службы в армии. 

Еще месяц назад, вместе с другими курсантами сержантской школы погранвойск, Сергей бегал марш-броски по туркменским пескам, сдавал выпускные экзамены и с гордостью пришивал к погонам три лычки... он неплохо усвоил саперное дело. А через несколько дней, по распределению, получил направление в штаб Душанбинского погранотряда для дальнейшего назначения места прохождения службы. Этим местом стал Хорогский погранотряд. Хмурый майор, ознакомившись с документами Сергея, кратко предложил на выбор: "Саперно-инженерная рота в отряде или на точку за рекой?". Сергей без колебания выбрал второе.

И вот он здесь - на высокогорной точке, контролирующей одну из караванных троп, расположенной рядом с кишлаком с непонятным названием - Муштив. Сегодня днем Сергея подняли с "базы" на "пост", так здесь называют отдельное подразделение с блиндажом для проживания, кухней и двумя позициями, с установленными станковыми гранатометами, вынесенное примерно на триста метров выше расположения основного подразделения - "базы", на случай нападения сверху. Сергей вышел в наряд на левый фланг вместе со старослужащим сержантом - старшим на посту. 

Звали сержанта Никола. Осенью Никола шел на дембель, он многое повидал за службу и охотно делился опытом с молодыми. Вот и сейчас он рассказывал Сергею, как ходил на зачистки кишлаков, как сидел в засаде на караван, учил как выжить в бою с "духами", как кидать гранаты, если нападут сверху по склону горы, на которой они сейчас находились... 

- Вот однажды, - вспоминал Никола, - поступила информация от разведчиков, что в кишлак, расположенный в зоне нашего контроля, пришел банд-главарь к своей семье и вроде как остался на ночь. Взять такого «духа», а за одно и очередное звание, и орден на грудь – для нашего майора отличный шанс.  Нас собрали налегке: взяли с собой по два боекомплекта, переобулись в кроссовки, что бы легче и бесшумнее идти, и ночью, перед рассветом, вывели на окраину кишлака. 

Сергей смотрел на Николу широко открытыми глазами и как будто мысленно то же подходил к тому кишлаку… Никола закурил и продолжил:

- Разведчики сказали, что с тем банд-главарем всего 6 человек охраны. Описали дом, в котором живет его семья. И все…. Мы идем рассыпавшись по улочкам кишлака, а дома все как один похожи на описание разведчиков. Дувалы в рост человека, плоские глиняные крыши, один рядом с другим… Идем – крадемся. Со мной трое ребят идут следом – Ваня из Мордовии, таджик Тимур и Леха из Воронежа. Вдруг, я вижу над одним дувалом, что то вроде матерчатого тюка. Екнуло что то в сердце. Подаю знак, прижимаемся к дувалу. Осторожно подхожу к тюку…. Точно! «Дух» дрыхнет, завернулся с головой в какое то одеяло, обнял автомат и сопит. Я Ваню послал сообщить остальным, что нашли нужный дом, а Тимура на этого «духа». Тимур легкий, цепкий, как кошка, чем-то вроде ушу занимался. Сам я за домом слежу - вдруг кто выйдет. Тимур как тень подлетел к «духу» и точным ударом ножа в шею прикончил его. «Дух» даже не пикнул, только дернулся,  негромко захрипел и повалился на бок. 

- Жуть, - выдохнул Сергей, он был впечатлен рассказом Николы.
- Разве это жуть? - ответил Никола, - жуть после этого только началась…. В тот момент, когда Тимур отошел от лежащего под дувалом «духа», из дома вышел старик-афганец и увидел Тимура. А я в этот момент как раз оглянулся, не идут ли наши. Старик кинулся обратно в дом и стал, что-то громко кричать. Поднялся шум. На крик с другой стороны дома выбежал еще «дух» и тут же рухнул скошенный очередью Тимура. Вот тут все и началось… Из дома, и из соседней улочки стреляя из автоматов повалили «духи», вокруг стала слышна афганская речь… Мы с Тимуром прижатые к дувалу, я со стороны улицы, он со стороны двора, вертелись, как ужи на сковородке, поливая все вокруг из автоматов… И тут во дворе бухнула граната… Меня осыпало сбитой с дувала глиной, на минуту повисла тишина. Тимур молчал, вернее я не слышал что бы он стрелял… Опять послышались крики душман и очень близкая автоматная очередь. Потом еще, через дом, из-за угла выбежал Леха, за ним еще двое наших. Духи отошли. Мы с Лехой кинулись во двор и увидели там Тимура. Он лежал не дыша, скорчившись, одна нога была перебита и держалась лишь на куске материи от маскхалата, весь иссечен осколками, локти прижаты к животу, а там месиво… в одной руке автомат без магазина, в другой – полный магазин…. Не успел Тимур перезарядиться… Возле дома лежали двое убитых Тимуром «духов». Бой вскоре затих. «Духи» с боем ушли, их было гораздо больше чем шесть человек. А мы взяли Тимура и еще одного парня, ему под сердце пуля попала, и быстро ушли из кишлака. А этот дом…. Это не тот был дом, так что и главарь успел уйти. Наш майор доложил, что нарвались на засаду и потеряли двоих убитыми и трое были ранены… 

Никола тяжело вздохнул, посмотрел в звездное небо, закурил и надолго замолчал. Сергей ошеломленно прокручивал в голове все услышанное, и ему не верилось, что все это происходило где-то здесь, вот в этих горах…

Через какое-то время Никола сказал Сергею, что бы особенно присматривал за родником, потому как там тропа, уходящая за скалу - могут внезапно появиться, оставил второй АКМС и запасной "лифчик" с магазинами, показал, где гранаты.... и ушел в блиндаж спать.

Сергей остался один на позиции. Он знал, что в ста метрах от него - на второй позиции несет службу Митрохин, он уже около года на точке... не новичок, но с каждым шуршанием травы от ветра Сергею становилось все тревожнее, не выходил из головы только что услышанный рассказ. Он до боли в глазах всматривался в темноту и прижимал к себе автомат. За каждым камнем ему мерещились "духи". На всякий случай Сергей загнал патрон в патронник. "Вдруг не успею передернуть затвор", - подумал он. Еще днем, до подъема на пост, замполит собрал всех свободных от наряда в столовой и прочел пришедшее сообщение о том, что два дня назад на одной из точек нашего отряда, в ночное время, "духи" забросали гранатами один из постов. Забросали и ушли, а два молодых парня остались растерзанными на дне окопа, где они  курили. Вспомнив этот случай, Сергей посмотрел на бронежилет, лежащий на станке гранатомета... но одевать не стал. Очень захотелось курить. Вспомнился рассказ, как такой же ночью "духовский" снайпер убил паренька, курившего в окопе, причем попал ему в лицо, когда тот затянулся сигаретой. Трава опять шуршит. Автомат вскинут. Глаза слезятся от напряжения. Вроде никого... Сергей вздохнул с облегчением. "Когда же смена?", - подумал он, вглядываясь в сторону родника. И тут он уловил какое-то движение там, у родника. Сердце Сергея бешено заколотилось. "Что делать?!", - лихорадочно думал он, - "До родника метров шестьдесят. Стрелять? А вдруг показалось? Засмеют... Плохо видно. Где бинокль? ПНВ!!!" Он вдруг вспомнил, что Никола ему показывал прибор ночного видения, который висит в ДОТе. Сергей бросился к коробке с ПНВ, вытащил прибор, щелкнул включателем и припал к нему, направив в сторону родника. "Где же ты, где?", - пронеслось в голове Сергея, - "Так, тропа, большой камень, спуск к роднику..." И тут он его увидел. В зеленоватой картинке прибора Сергей различил силуэт... медведя. Да, это был медведь! Он спокойно пил воду из родника, в котором сегодня вечером трое бойцов их поста набирали воду в термосы. "Сволочь! Как ты сюда попал?", - ругнулся про себя Сергей, - "Фу, как напугал..." Сергей вытер вспотевшие вдруг ладони, его сердце учащенно билось в груди, в висках стучало. Сергей осмотрел окрестности через ПНВ и немного успокоился. А мишка тем временем напился и поковылял своей дорогой, скрывшись за скалой. Сергей снял бушлат и бросил его на станок гранатомета, вытер пот со лба, достал сигареты "Памир", присел, прикурил и глубоко, с удовольствием затянулся, держа сигарету "в кулак", как учили. 

Через полчаса его сменили. 

- Ну, как тут обстановка? - спросил Никола, пришедший с новым нарядом, - Не уснул?

- Нет, все в порядке. Кроме медведей никого, - ответил Сергей.

- Ну-ну..., - приняв за шутку, сказал Никола, - Иди давай, отдыхай.

Над вершинами Памира серело небо, на постах ежились бойцы, поднимая воротники бушлатов, в блиндаже с автоматами у изголовья спали смененные наряды, коптила керосином "Летучая мышь"...

Никола вышел из блиндажа, потянулся, закурил, посмотрел на снежные вершины и подумал: "Ну, вот и еще одна ночь прошла спокойно…"
© Спицын Игорь 2001
Comments