Как я устал, Господи, как устал...

Как я устал, Господи, как устал…

Когда же все это закончится?! Эти пески, жарящее солнце, колонны, зеленки, сарбозы-уроды, духи-твари, особисты-суки… Когда?

Уже полгода, как я должен быть дома. Полгода жизни! Но нет, я все еще здесь… и по-прежнему пыль в глаза, песок на зубах, во фляге заваренная колючка, автомат родной всегда со мной. Когда же закончится этот вывод в Союз?

Эх… Вот Саньке повезло! Радист нашего БТРа передал, что на базе лежит "телега" о его увольнении. Он сразу окрылился. Глаза светятся будущими встречами с домашними, дочь наконец-то увидит, жену обнимет, больную мать порадует. Вот кого выбрала судьба. Счастливчик!

Да ладно, чего тут завидовать? Осталось месяц-два и все – на дембель, домой. Всем сейчас тяжело. Не кисни, на тебя смотрят ребята, ты же сержант, командир, братан.

Дорога. Скорее бы на базу. Что-то под ложечкой сосет. Осталось километров пять. Один кишлак и зеленка в стороне, а там - рукой подать. Движок гудит вроде ровно, уже вечер, не так жарко, не перегреется. Днем дважды закипали, почти всю воду кончили.

Кишлак прошли нормально. Почему-то в кишлаках я чувствую себя, как на сковородке. Да, это не кубанское родное село, где каждый тебе рад. Ну, вот еще чуть-чуть и приедем. Уже виднеются вдалеке мутные очертания городка, там и есть наша база.

Что такое?!
«Машина стоп! К бою!» – орет прапор-старший экипажа.
Обстрел? Но вокруг тишина. Мы замыкающие, колонна уходит. Прапор докладывает.

Что?! Саньку убило? Санька!!! Вот он на броне, весь в крови, глаза удивленно-потухшие… Как? За что? Дочь-сирота, жена-вдова, мать почернеет от горя…

«К машине! Вперед!»

Эх, Санька, Санька, вот не повезло… Выбрала судьба парня…

Когда же это закончится?!! Как я устал, Господи…

© Спицын Игорь 2002
Comments