Штришки

Отправлено 6 апр. 2018 г., 5:16 пользователем Сергей Скрипаль   [ обновлено ]

- Хай тоби грэцЬ! - именно так, с большим мягким знаком, именно на это слово дедушка делал ударение. Ругался. Но не громко. Так. Для порядка. Если, скажем, в темноте в сарае не мог нащупать уздечку на стене или на припечке кисет с махоркой.

А я наслаждался чутким предутренним сном, слушал сонное муканье Июньки, лениво бредущей в стадо, и, вновь засыпая, размышлял, кто ж такой этот самый ГрэцЬ и в чём он виноват перед моим добрейшим дедом Иваном?!

*****

Если дедушка ругался даже самыми страшными словами, всё равно ругаемый понимал - можно проигнорировать. Поэтому корова Июнька, жеребец Мотька и прочая живность (люди в том числе) согласно кивали головами и продолжали свою жизнедеятельность: ломали плетень, обтирали боками угол хаты-мазанки, тырили яблоки из сада. Да мало ли...

А вот если бабуля хватала в руки хворостину и негромко вскрикивала:

- Тоби шо, повылазыло?!

Тут уж вопросов не возникало, где, у кого и что именно "повылазыло".
Июнька отрывала бок от хаты и браво шагала через калитку в стадо. Мерин застывал у телеги в ожидании деда. Куры деловыми колбасами клевали что-то с земли, мгновенно забыв о пшенице, просыпавшейся из худого мешка. Кот Мурзик замирал у порога сарая с заманчивой щелью между косяком и дверью. А там же не только сметана, колбаска, там же.... Но замирал.

Кажется, даже дед замирал, раскуривая самокрутку (так и не привык к сигаретам и папиросам).

Через мгновение земля продолжала вращаться.

*****

Дедушка ранен был очень серьёзно на фронте. Осколок рубанул по спине, пробил правое лёгкое, изуродовал руку. Шрам страшенный. Неаккуратный. Полевая хирургия. Заштопали. Выжил. Уже хорошо.
Рука плохо слушалась. Слабо держала. Но всё же была. 
    Мне интересно.
    В бане спрашиваю:
    - Деда, а что это у тебя на спине?
    - Та, царапина, внучок, за яблоками полез, да сорвался. Ты бы сам не ходил в сад. Вместе пойдём...
    Указательный палец не гнется. Не помогает палец деду, только мешает видимо. Привык дед, но всё равно нет-нет да чертыхнется грустно:
    - Анахтэма, падлюка!
    С досадой переложит топор в левую руку и аккуратно строгает кол, стараясь не задеть слабую правую кисть.
    Мда...

*****

Детей в семье к концу войны было 12. Дедушка на побывке после второго ранения оказался молодцом. Самая младшая моя тётя в 45-м Победном родилась.


Аксай Уральский не был оккупирован. В Казахстан шли эшелоны пленных фашистов. Кто-то из братьев мамы подобрал на ж/д насыпи немецкую каску. Долго она служила в хозяйстве. По прямому назначению.

Насадили её на длинный черенок. 

Это сейчас вызвал ассенизаторов. Приехала машина, шланг опустили в выгребную яму. Дел на полчаса.

А раньше! Будку дощатую в сторону и ну черпать. Телегой вывозили. Пардон, конечно, за соцреализм.

Каска была что надо, ёмкая. Вот такой артефакт времён Великой Отечественной.

*****


Боли не надо бояться. Боль нужно уважать! Тогда возможно почти комфортное существование.


Бессонницу можно ненавидеть, но уважать всё же стоит.


Больница. Казалось бы, лежи себе, наслаждайся уколами, придремывай под капельницами, млей от массажа, подрагивай от электрических процедур, валяйся под магнитными дугами, в конце концов, гуляй по шикарному больничному парку. Очень похожему на госпитальный Ташкентский парк. Очень похожему. Ташкентский парк тогда казался удивительно зелёным после афганских пейзажей.


80-й год. Ташкент. 340-й военный госпиталь. Хирургия. 


Хирургию тоже очень уважаю: к исцелению через боль. Боль хирургическая бело-стального цвета. Это я точно знаю. И ещё она мгновенная и безжалостная. Все ее стремления - принести облегчение и выздоровление с одним условием  - через боль. И это у неё превосходно получается.

А потом гуляй по парку, мучайся (наслаждайся) бессонницей, ворошись в памяти, выздоравливай.

*****

Находки на старом чердаке


Как говорится, поскреби советского человека, у него обязательно свой Ленин найдётся! Да... В связи с днём рождения Владимира Ильича вспомнилась такая история.

Назначили меня директором школы. Хорошее, огромное здание. В холле статуй - сидящий на чём-то, то ли на чемодане, то ли на пеньке, Ильич. Ногу на ногу закинул, что-то в блокноте (тетраде или сразу же в книге набрасывает карандашом). Красивая статуя, белая, железобетонная. Одним словом обычная заводская отливка. Статуй подарили когда-то в семидесятые годы ко дню открытия школы.

Вот и стоял-сидел Владимир Ильич, от времени трескался, почему-то именно на лысине школьная шпана чего-то там писала мелом-карандашами-фломастерами. А надо сказать, статуй выше двух с половиной метров был. И ведь залазили, оглоеды На подошве ботинка им, видите ли, уже и не интересно было рисовать. Сюртучок тоже раскрашивали, но это мелочь хулиганистая. самый шик на лысине был!

Надоело содержать статую в порядке: чистить, очищать, шпаклевать и красить. Да и в девяностые-начале двухтысячных каждая банка краски с кровью давались.

Распорядился я Ленина обшить фанерой, что-то вроде афишной тумбы получилось, где вывешивались объявления, афиши и прочая наглядная агитация. Даже симпатично стало!

Но ведь "наши люди" не спят, приехали какие-то полнотелые и краснолицые дядьки в галстуках и мятых пиджаках. Сильно-то голос повышать не смели, пошипели что-то, повыдыхали перегаром и луком да уехали.

Через какое-то время пришёл аж самый что ни на есть ДЕПУТАТСКИЙ ЗАПРОС из краевой думы, мол, на каком основании... как посмел... что ты себе позволяешь... и срок на устранение даже дали... Хм... не помню, то ли неделю, то ли десять дней...

Жаль, бумажка куда-то запропастилась. А может просто выкинул её тогда. Но там были замечательные фразы, кроме угроз невнятных конечно, что-то типа...ммммм... "произведение искусства"... "тогда как всё прогрессивное человечество"... "гений, пронизывающий века" и пр. и пр.

Где-то через год я решил радикально - давайте-ка подарим статуй нашему горкому партии, тем более что В. И. Ленин с баланса школа снят давным-давно. Решено, сделано, написали поздравительный адрес, аккурат в день рождения Ильича, отправили в ККП и пригрози... пообещали доставить статую в указанное для подарка место.

Насколько знаю, статуй так и стоит в школе на том же месте. А минуло тому уже 18 лет.

С днём рождения, Владимир Ильич!

*****

Казалось бы, что может объединять сахар рафинад, зелёный горошек "Глобус" в большой жестяной банке и бутылка 0,7 (кажется, такой объём был) кубинского рома "Куба либре".

Очень многое объединяет.

Мы встретились случайно на жд вокзале в Ташкенте. Ночью. Я просто решил там дождаться утра, чтобы ехать на Тузельский аэродром, к обеду оттуда вылетал борт на Кандагар. 

Вагиф отправлялся на дембель. Утром прилетел из Шинданда. Ждал поезда. 

Юозас возвращался из отпуска. Ему завтра тоже в Афган лететь. Только не в Кандагар, а в Баграм.

Увидели друг друга, как-то поняли, что мы оттуда, покурили несколько раз. У меня была банка горошка. У Вагифа упаковка рафинада. У Юозаса - ром.

Ушли в теплую ночь в привокзальной сквер, подальше от патруля. Пили невкусный ром, хрупали сахаром, заедали сладким венгерским горошком. А и ничего получилось, так ром можно пить.

Хорошая была ночь. Добрая, чуть хмельная.

Где теперь бакинец Вагиф? Как там, в Эстонии Юозас?

Здорово было бы собраться вместе. Да под "Куба либре", да под сахарок, да под горошек зелёный просидеть всю ночь, проговорить. Хоть и виделись мы один раз в жизни, но, думаю, нашли бы, о чём потолковать.

*****

    Кажется во втором классе в продленке делал домашку по русскому... Нет, ну надо же, о чём вспомнил ночью! Гадская бессонница...


Так вот, в упражнении было что-то о лесе и лисе. Раза три переписывал дурацкое задание, поскольку в названии животинки писал Е, а в природном образовании со множеством деревьев - И.


Угу. И правило ж выучил о проверочных словах, и всё такое. Так-то довольно грамотным уже был, что вы. Знал чётко - никакой Ы после Ж и Ш! Отакота!


Вскоре диктант. Услышал текст. Даже рассмеялся внутренне. Такой диктант - пыль для грамотных пацанов!


На следующий день в ожидании триумфа, небрежно откинувшись на спинку парты, гордо окидывая взглядом одноклассников, понимал, что на рыжем животном и скоплении деревьев, как оказалось, можно иметь неплохой гешефт.


А тогда ж мода такая у учителей была: непременно называлась фамилия ученика, открывалась тетрадь и озвучивалась оценка. Вроде как и ничего, если 5 или 4, нормально так маслицем по самолюбию, трояк - терпимо, так-сяк, пониже отметка - позор.


Но я-то абсолютно спокоен, я-то уверен. И ага... вот он МИГ торжества!


- Скрипаль, - и даже не перелистнула Екатерина Никифоровна (это наша первая учительница была) тетрадные листы. Произнесла: "Два..." Нет, не просто "два", а где-то вот так: "ДВА!".


Возмущению моему не было предела. Не может быть! Не моя тетрадь! Где, как, почему?! А тут же вокруг хихикают ещё. А как же.


Фиаско было полным. Крушение оказалось невосстановимым. Катастрофа оскалилась кровавой пастью:

- В густом лИсу жЭла лЕса.


И всё же я стал учителем рус-яз и лит-ры. Поговаривают, что и неплохим.

*****

В фотоархивах нашёл у себя снимок Михаила Андреевича Глузского и письмо от него.


Познакомились мы на Черноморском побережье, на пляже пионерлагеря "Химик" в августе 1998 года.


Как раз в это время в "Орлёнке" проходил фестиваль детского кино, ну и многие режиссёры, сценаристы и актёры жили в "Химике". С утра до вечера киношный люд бывал на различных мероприятиях, так что с курортниками почти не пересекались. Только однажды у них был выходной.

Интересно наблюдать было. Идут два пожилых человека: М. Глузский и его приятель - известный режиссёр. Не буду называть фамилии. Несут мужички сетку-авоську, набитую бутылками "Жигулёвского" и воблой. Расположились неподалёку от нас и тихо-мирно чистят рыбёху, попивают из горлА пивко, беседуют о чём-то.


Попросили у меня зажигалку, спички закончились. Ну и разговорились о том, о сём.


Нормальные мужики, без закидонов и прочего апломба. Михаил Андреевич увидел мою книгу и взял почитать.

Вечером разыскал меня и попросил подарить повесть "Контингент" ему, что я и сделал со всем уважением и автографом.

Потом мы даже переписывались с Михаилом Андреевичем, созванивались несколько раз. Договорились о встрече весной 2001 года в Москве, я как раз по делам туда собирался. Но, увы, не получилось. Михаил Андреевич уже серьёзно болел и в июне умер.

Хороший человек и актёр был.

*****

Конечно, все родители стремятся нарядить своё чадо, чтобы было самым-самым. И, безусловно, все родители сообразуются со своим чувством прекрасного. Да! 


Ладно ещё, когда детеныш не соображает, ему до лампочки, в каких он штанах, штиблетах, рубашке. Косолапит в смешных сандаликах, лепечет, пачкает цветную курточку зеленью растений, в конце концов прудит в веселенькие штанцы (это сейчас памперсы, а раньше-то... эх).


Потом ребятенок подрастает, сам уже соображает, что ему нравится, что - нет. Но тут же родители со своим чувством прекрасного. Мда...


У меня в детстве был чёрный берет. С таким хвостиком на самой макушке. Года за два до школы. Как же я его ненавидел! Но носил. Куда деваться. Правда только в присутствии родителей таскал на  голове. Так-то, когда гулял во дворе, сразу в карман и эгегей. А при родителях как?


Они ж любуются мной в берете! Или беретом на мне! Мне же виделся Мурзилка из одноименного журнала. Он как раз в подобном берете всегда нарисован был. Беда короче.


Как-то проводили маму из аэропорта. Возвращаемся с папой домой. Автобус Караганда - Темиртау через весеннюю степь несется, мне на месте не сидится. В окна - красотень зеленеющая, запахи. Встал на сидение, смотрю, вдруг мыслишка закралась. Ага. Попробую!


Высунул голову в окно. Мощный такой ветерок, но, зараза, сил у него не хватает берет сорвать. 


Я ж уже умный был, скоро, через год, в школу. Чуть ли не беспечно насвистывая, втягиваю голову в автобус, а затылочком как бы случайно о кромку окна эдак раз и задеваю.


Хехе... гадский берет исчезает в клубах пыли, поднятой автобусом.


- Ой, - говорю папе, - берет улетел.

- Я видел! - спокойно, даже равнодушно отвечает папа.


На следующий день папа купил мне фуражку. Такая фуражка была! Ого-го какая фуражечка! С ней я почти не расставался.


Кстати, пользуясь случаем, прошу прощения у дочери. Свет, прости за тот темно-синий синий шерстяной костюмчик, с разноцветными полосками на кофте и, кажется, на юбочке. Ты его ненавидела! Но, между нами, он так классно на тебе смотрелся!

*****

    Игры как поветрие были. Вроде не знали такую игру, и вдруг разом заболели. С утра до вечера готовы были играть. Например, в пуговицы. Знаете такую? Нет? Ооооооооо, это азартная игра была. Монте-Карло отдыхает.

    В общих чертах помню правила. Прямо в земле вырывалась небольшая ямка, каким-то образом бросались пуговицы. То ли попасть надо было прямо в ямку, то ли как можно ближе к ней. Аааааа, да, ближе. Чья пуговица ближе, тот получает право первым щелчком пальцем по своей пуговице забить чужую пуговицу в ямку. Промахнулся - очередь соперника. Ясное дело, кто победил, тот все пуговицы в карман себе ссыпает.

    Безобидная игра! На первый взгляд.

    Сначала в доме пропадали все запасные пуговицы из маминых коробочек. Потом отцы недоуменно хмурились, не обнаружив пуговицу у самого ворота. ("Да кому она нужна на воротнике? Только душит!"- рассуждал я, срезая пуговицу с папиной рубашки.).

    Потом мама недосчитывалась пуговиц то на халате, то на наволочках. И это ещё так, цветочки, так сказать.

Игра - штука жёсткая!

    Пуговица пуговице рознь! Ну что там обыкновенная махонькая, пусть даже красная пуговичка от рубашки? Пыль придорожная. Разменная монетка. За приличную пуговицу с пальто (!), о, Боже!, таких с десяток надо отдать.

Понимаете весь масштаб пуговичной катастрофы в доме?!

    Бывали упоительные дни, когда из карманов штанов прямо вытекали пуговицы, дарились неудачникам, давались в долг. Даже под проценты.

    Бывало, скромно отказывались от игры, мол, надоело, да ну его, пошли в чижа поиграем. Стратегический запас пуговиц в доме иссякал.

    Надо ж ещё понимать, что были пуговицы изначально победители. Можно было просто показать их на ладошке, и противник был сражен! Игра-то шла, но вяло, поскольку величие пуговицы угнетало.

    Золотыми фишками были форменные пуговицы. Но и они ранжировались. Сначала железнодорожные, затем армейские со звездой, потом милицейские с гербом СССР и на вершине - флотские с якорем.

    Сказать, что мне везло или не везло в игре не могу. Так. Ни шатко ни валко. Но пуговиц в доме поубавилось изрядно. Расправа была близка. Однако, как всегда в жизни, помощь пришла от родственников. Нет, я не наследство получил! Моя Родная Тётя вышла замуж за Моряка, за демобилизованного Боцмана Северного Флота!

    Как вам такое пожертвование со стороны тети? У каждого есть такая тётя?! То то же!

    Пуговицы я в дом вернул. Много. Мама удивлялись, откуда в банке из-под чая столько незнакомых пуговиц?! Зато много!

*****

    Первый киносеанс у нас в Темиртау начинался в 8.00. Детский. И вы думаете, что зал пустовал? Да сейчас... ага... Зритель собирался серьёзный. Это просто название такое было - детский киносеанс, и билеты по пятаку за нос, всё остальное по-взрослому.
    Кстати, легко было взять билет на первый ряд и посередине. В гуще событий чтобы быть. И звука.
    Главное было не забыть в гастроном заскочить напротив кинотеатра "Восток" и на "сентик" (так 10 коп почему-то называли) приобрести ирисок.
    Предварительно ириски с серьезным видом щупались. Хитрость была такая. Если ириски девчачьи, мягкие, то и ну их. Никакого удовольствия. Не успеешь в рот сунуть, а она уже распадается. Фу!
    Ириска должна быть как камень! Языком во рту её согреть нужно, чтобы эластичности придать, потом слегка прикусываешь, сок выжимаешь, затем остатки квадратика жуёшь.
    Лучшими ирисками были "Кис-кис", "Фруктовый" и божественный, с шоколадным вкусом, "Арктика", редким гостем на прилавках. Однако, кискиски были шикарны, товара на сентик хватало на весь фильм.
    Сидишь такой в первом ряду, еле челюстью склеянной шевелишь, сладкую слюну глотаешь, а на тебя Чапаев на коне несется, саблей размахивает или "Пятеро с неба" на парашютах спускаются, или страшный Бармалей со старинным пистолетом детей пугает из "Айболит 66", или... да неважно, восторг. Полный восторг!

*****

    Кажется, уже во втором или третьем классе, в довольно солидном возрасте, я серьёзно задумался, кем, собственно говоря, быть.
    Пора было принимать решение, возраст поджимал. Ну, вы же понимаете!
    Решение пришло спонтанно - буду жуликом! А чего? Вон как они шикарно поживают! Посиживают себе у сараев за трехэтажками, жгут костёр, трескают колбасу, обжаренную на палочках, пьют вино из горлышка (тут у меня сомнения были кстати), курят папироски, угощают нас, пацанов, барбарисками и прочей карамелью, шепчутся, хохочут таинственно, а самое главное - песни поют. Да такие пронзительные, такие "жалистные"!
    Особенно выделялся среди жуликов Гриня. Шикарная фикса, небрежные плевки прямо в костёр, смелость (во всяком случае на словах), да и шайка его слушалась. А ещё Гриня пел красивым голосом под перебор семиструнки... ммммм... "Грабил, убивал, наконец попал за решётку, за стальные двери..." Там дальше о благородстве вора и предательстве возлюбленной. Она, зараза, ему так и говорит потом, когда он босой и голодный из тюрьмы к ней пришёл (тут аж горло душило): "Ты, мальчишка, вор! Вор на приговор. И теперь иди, куда ты хочешь..." История красивая, с моралью. Как события дальше развивались, не помню, но, кажется, все умерли!
    Дорожку я себе определил - пойду я в жулики. Решено!
    Но однажды увидел, как предводителя местной шпаны Гриню лупил костылем наш сосед-фронтовик. Крепко держал одной рукой Гриню за шиворот и дубасил его по спине.
    Гриня вырваться не мог, хоть и пытался, противным воем с соплёй в голосе просил его отпустить. 
    Оказалось, Гриня влез через форточку на кухню дяди Степана, схватил со стола миску с горячими пельменями, сунулся обратно, но был пойман бывшим разведчиком, добывавшем в годы войны языков и потерявшего ногу под Берлином.
    Гриня был жалок.
    С тех пор я стал подумывать о карьере пожарного. Как громко и красив
о они по городу носились. Эх!

*****

    Знаете, что такое страх? Нет. Даже не страх, а ужас?! Неееет, вы не знаете, что такое страх и ужас! И не надо знать! А я знаю. Причём в неполные восемь лет познал, о, как!

С дедушкой едем на телеге сквозь заброшенный, заросший сад. Август.
Деревья ломятся от яблок и груш, ветки аж трещат, свисают к земле.
Дедушка везёт воду в огромной бочке в поле, где идёт уборка. Народ поить надо.
Мне интересно, я ж городской. Вот и езжу с дедушкой, надоедаю расспросами.
Дедушка не сердится, отвечает неторопливо. То сворачивает цигарку из газеты, ругаясь под нос, когда махорка просыпается мимо. Телегу потряхивает на колдобинах. То погоняет старую лошадь Ласточку.
Ласточка прекрасна в своей лени. Она спит на ходу. Стоит только дедушке отложить кнут, как Ласточка замедляет ход, роняет несколько пахучих яблок из-под хвоста и замирает. Спит.
Дедушка наконец-то раскуривает закрутку, замахивается кнутом, но Ласточка уже страгивает телегу с места, и мы снова крадемся к далёкому полю.
Я слушаю ответы дедушки на свои важные вопросы, сам стреляю глазами по деревьям. О, вот яблоко огромное, красное аж до черноты! Срываю. Ого, какой мелкий ранет! Пригодится. Уже много наколлекционировал.
А это что такое?! Просто какое-то чудо природы!
На ветке, прямо надо мной висит Царь-груша. Большущая, аж светится от зрелости, вот-вот лопнет, брызнет соком. Не допущу!
Встаю на бочку с водой, дотягиваюсь пальцами, ощущаю теплую сочность. Поднимаюсь на цыпочках. Есть. Груша у меня.
Решаю насладиться прямо сейчас. Подношу грушу ко рту... Мама дорогая! Плод лопается и из него вываливается выводок ос.
Как я оказался в бочке с водой, не помню. Дедушка всё расхваливал мою сообразительность, когда оправдывался перед родителями, что не углядел за внуком.
А я ночью вспомнил, что в книжке читал, как пацаны от ос в речке прятались!
Но вот честно, ребята и девчата, это был страх, ужас и кошмар!
*****
    
Недоумение и обида. Знакомые чувства, не правда ли? А ещё обиднее, если сам виноват. И ведь не на ком зло сорвать. Ей богу, ну не отвесишь же сам себе пендаля или хоть подзатыльник!
    У бабушки перед домом росла огромная шпанка. Вишня ранняя. Старое дерево, мощное. Ягоды на ней каждый год было прорва. Крупные такие вишни, сочные, сладкие. Ясное дело, чем выше, тем чернее, тем ядренее.
    Залез высоко, потянул с собой цибарку - ведро ручной работы из оцинковки. Оно хитро было сделано. Широкое дно и узкая горловина. Как нормальное ведро, но перевернутое. Удобно с ним по деревьям лазить, меньше за ветки цепляется. Пока родители отдыхают, наслаждаются жизнью, я столько шпанки соберу, что хоть компот вари, хоть так от пуза трескай!
    Сижу на огромной толстой развилке, ведро на сучке висит уже почти полное. Глазами шарю, поспелее вишню ищу.     Ага, есть, вон, на самом конце ветки, под солнцем чернющие ягоды. Как раз несколько пригоршней, и можно будет папу звать, чтобы ведро снимал. Тяжёлое, зараза! Не осилю. Хоть и взрослый уже, чай, первый класс за плечами. Но надо быть честным, слабоват ещё. Да и вишню жалко, если рассыпется.
    Осторожно попробовал ногой ветку. Крепкая! Пошёл по ней. Держусь за верхнюю. Нормально. Потянулся ладонью. Нет. Ещё чуть-чуть. Ну-ка, пальцами ухватил ягоду...
    Наверное, всё дело в той огромной вишне было. Тяжеленной оказалась. Не выдержала ветка.
    Лежу невесёлый под шпанкой, прикрытый листвой обломанной ветки. Рядом ягоды мятые валяются. Цибарка с глухим звоном по кругу лениво катается. Пустая. В руке та самая виноватая ягода.
    Весь в царапинах и ушибах размышляю, зареветь, что ли? Но передумал. Не солидно! Тем более, что вон, папа несется, мама за ним.
    Сунул в рот вишню. Слааадкая!
*****
     Ничто так не старит, в смысле не взрослит, как появление в семье младшего брата. Ну, или, на худой конец, сестры. Мне повезло. Перед самым новым годом родители подарочек сделали. 29-го числа. Брата. Следующей осенью я пошёл в школу.
    Нормальные дети первую седину получают в первом классе, я же пришёл в школу убеленным сединой ветераном. Заботы о младшем страшно взрослят.
*****
    Я раньше любил делать ремонт квартир! Да! По крайней мере одной квартиры, которую родители получили, когда я ещё в школу не ходил.
    По вечерам, после работы, папа забирал меня из садика, и мы шли в нашу новенькую двухкомнатную квартиру в новенькой кирпичной пятиэтажке. Прежде чем переселиться, жильё нужно было привести в порядок.
    Пока папа занимался мелочёвкой: смешивал белила с колером, зачищал стены и производил другие малоквалифицированные работы: белил стены нежно-салатовым цветом, затем специальным валиком наносил золотистые маленькие рисунки то ли лепестков, то ли дельфинчиков, я успевал сделать очень важное!
    Согласитесь, нормальный и качественный ремонт невозможно сделать без головных уборов из газеты. Когда папа заканчивал покраску одной комнаты, я уже доделывал для него шикарную треуголку из огромных "Известий", а для себя - пилотку из газеты поменьше "Темиртаусский рабочий". Теперь можно и перекусить.
    Прямо на подоконнике папа расстилал газетный лист, крупно нарезал толстый батон пахучей вареной колбасы с вкраплениями жира, так же крупно кромсал булку ржаного хлеба, четвертовал огромные сахаристые помидоры. В новеньких головных уборах и аппетит просыпался. Мы жевали колбасу с хлебом, хрустели зелёным луком, закусывали помидорами, макая их в соль крупного помола. Чудесно!
    А сейчас я чего-то ремонты не люблю. Думаю, из-за того, что колбасы такой нет в продаже или газеты измельчали!
*****
    Когда-то учился я в техникуме. Был у меня приятель в группе, Витя К., хороший парень, добрый, рукастый, но немного не в ладах с головой, незначительно совсем, память страдала. Как-то, ещё на первом курсе, преподаватель истории дал задание выучить текст Гимна СССР.
    Каждый должен был встать со своего места и с выражением (или без оного) прочитать наизусть отрывок. Вите достался вот этот куплет:
"Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,
И Ленин великий нам путь озарил:
На правое дело он поднял народы,
На труд и на подвиги нас вдохновил!"
    Ясное дело, что для Вити Гимн был велик и не подъёмен, пришлось подсказывать... Шёпотом ему "кричу": "На правое дело он поднял народы...". Витя, нервно прислушиваясь, повторяет за мной: "На право... на лево... он поднял народы..." 
    Витя получил пару за исполнение, я - за суфлёрскую работу.
Comments