ОТЗЫВ на доклад «Наука и теология» к.б.н. Панчина А. Ю.

Отправлено 26 июн. 2015 г., 21:11 пользователем Anatolyi Levochkin

В Санкт-Петербурге 27 - 28 июня 2014 г. прошла Вторая Международная научно-практическая конференция имени В. Л. Гинзбурга и Э. П. Круглякова на тему «Лженаука в современном мире: медиасфера, высшее образование, школа».

В Сборнике материалов Второй Международной научно-практической конференции опубликован доклад «Наука и теология» к.б.н. Панчина А. Ю. (Институт проблем передачи информации им. А. А. Харкевича РАН).

 

Основной вопрос доклада к.б.н. Панчина А. Ю.: «если теология приравнивается к наукам, какие открытия были сделаны в этой области за последние сто лет»?

 

Наука занимает в нашей жизни всё большее место. Она вторгается в повседневный быт, наводняя его механизмами, техникой, меняет строй нашего мышления, самый характер речи. На всем земном шаре миллионы людей с надеждой или же с опаской обращают свои взоры к науке. Одни ждут от нее заведомо большего, чем она может дать, - всеобщего решения всех вопросов, мучающих человечество; другие опасаются, не приведет ли научно-технический прогресс к полному исчезновению людей.

Эмоциональная составляющая доклада показывает отрицательное, даже в некоторой степени негативное отношение Александра Юрьевича Панчина к религии, вероисповеданию и свободе выбора человека.

Точного указания, является ли Александр Юрьевич «Атеистом» в смысле отрицания Бога, или же в широком смысле - отвержение веры в существование богов, доклад не даёт. Возможно, что к.б.н. Панчин А. Ю. просто отрицает существование сверхъестественного вообще - богов, духов и других нематериальных существ и сил, а так же загробной жизни. Многие, считающие себя атеистом, скептически относятся ко всем сверхъестественным существам, явлениям и силам, указывая на отсутствие эмпирических свидетельств их существования. В обсуждаемом докладе доводов в пользу атеизма, с опорой на философию, социологию или историю, не приведено.

В трудах прошлых веков, наука противопоставлялась религии (НО, не наоборот), даже казнь Джордано Бруно была не столько борьбой с его учением, сколько борьбой с ним самим.

 

По признанию Натальи Петровны Бехтеревой (советский и российский нейрофизиолог, академик АМН СССР, академик АН СССР, научный руководитель Центра «Мозг» Академии наук СССР, а с 1992 года - Института мозга человека РАН): «сейчас и в обозримом будущем понимание целого ряда обычных - и уникальных - возможностей мозга для науки о живом мозге человека в прямом нейрофизиологическом и нейрохимическом исследовании невозможно. Надо идти в обход, подходить «с другой стороны», в том числе и с той, которая достаточно разработана религией, не боясь того, что многое в ней дается в виде постулатов, были времена, когда другого пути не было, и даже множество чудес, описанных в Евангелии и в повествованиях людей особой святости - при жизни и после смерти, убеждали только больных и жаждущих чуда, да и то - если чуда не совершалось - на время».

 

Александр Юрьевич в своём докладе заявляет, что теологии как науки не существует. Далее к.б.н. Панчин А. Ю. утверждает,  что само «существование Бога» является непроверяемой, а значит и ненаучной гипотезой. И далее, что в теологических «исследованиях» выводы предшествуют результатам, а в основу рассуждений берутся непроверенные утверждения (например, «существование Бога» или «достоверность описанных в Библии событий»), хотя подобное построение логики находится в принципиальном противоречии с основными принципами научного мышления. Просто теологические «исследования» не актуальны, не имеют новизны, а также научной или практической ценности.

 

Сформулируем вопросы: Что является уникальным и принципиальным для теологии от «железобетонного» материализма? А так же, что нужно для сознания (осознания) теологии?

 

Доктор филологических наук, доктор биологических наук, профессор кафедры общего языкознания филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, заведующая отделом общего языкознания и лабораторией когнитивных исследований Института филологических исследований СПбГУ - Татьяна Владимировна Черниговская пишет в статье «Без гуманитариев нам крышка», следующее: «Гуманитарии нужны не столько стране, сколько в целом человечеству. Ведь человек - это не отвертка какая-нибудь. Способность думать в широком смысле, способность к интуитивным прорывам, к сложным ассоциациям, к идеям, берущимся непонятно откуда и оказывающимся гениальными - вот главная ценность человека. А гуманитарии - плохо ли, хорошо ли - это богатство держат. Чем дальше мы движемся в сторону хайтека, тем очевидней, что с машинами в инструментальном плане нам не сравниться. А вот те способности, которые я назвала выше, делают человека незаменимым - сейчас и в обозримом будущем. Это всё - гуманитарная составляющая нашей жизни».

 

Цитата из доклада к.б.н. Панчина А. Ю.: «Фома Аквинский, хотя и является, пожалуй, одним из самых известных в истории теологов, использовал «доказательства» существования Бога, которые не соответствуют стандартам научного познания. Это легко продемонстрировать на примере аналогичного «доказательства» существования «невидимого розового единорога»: существуют разные степени сходства лошадей с невидимым розовым единорогом, значит, есть лошадь, которая больше всех похожа на невидимого розового единорога. Она и есть — невидимый розовый единорог (или Бог?). Вопрос о том, почему всемогущий Бог может (по мнению некоторых верующих) с помощью чуда вылечить человека от рака, но не может отрастить человеку ампутированную конечность, до сих пор не имеет убедительного ответа».

 

В позапрошлом веке первый нобелевский лауреат России И.М. Сеченов написал: «Нет никакой разницы в процессах, обеспечивающих в мозгу реальные события, их последствия или воспоминания о них». Интересно, как это пришло ему в голову?

 

В опубликованной журналом Biology Direct в разделе «Гипотезы» статье, к.б.н. Панчин А. Ю. излагает гипотезу о возможной связи между деятельностью некоторых микроорганизмов и выполнением человеком религиозных ритуалов. Таким образом, Александр Юрьевич считает, что некоторые религиозные ритуалы способствуют распространению микробов, НО не несут пользы для верующих, которые их исполняют.

 

Сформулируем вопрос: несут ли религиозные ритуалы пользу для верующих, которые их исполняют?

 

Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого - хирурга, профессора медицины и духовного писателя, епископа РПЦ, уличить в невежестве, в необразованности явно нельзя. Так же у меня нет сведений, что Валентин Феликсович был человеком глупым.

Архиепископ Лука (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, 27 апреля (9 мая) 1877 - 11 июня 1961), вспоминал: «Религиозного воспитания я не получил, если говорить о наследственной религиозности, то, вероятно, я унаследовал её от отца». В 1898 году В. Ф. Войно-Ясенецкий стал студентом медицинского факультета Киевского университета. Учился прекрасно, преуспевал в изучении анатомии: «Умение весьма тонко рисовать и моя любовь к форме перешли в любовь к анатомии… Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии и хирургии» - писал в своих воспоминаниях Архиепископ Лука. Осенью 1908 года Валентин Феликсович уехал в Москву и поступил в экстернатуру при московской хирургической клинике известного профессора Дьяконова, основателя журнала «Хирургия». Стал писать докторскую диссертацию на тему регионарной анестезии. Занимался анатомической практикой в Институте топографической анатомии, директором которого был профессор Рейн, председатель Московского хирургического общества. Валентин Феликсович разработал методику проверки, нашёл те нервные волокна, которые соединяли оперируемый участок тела с головным мозгом: В конце 1920 года в Ташкентской епархии, епископ Туркестанский и Ташкентский Иннокентий (Пустынский) предложил Валентину Феликсовичу стать священником. В чин иерея посвящён 15 февраля 1921 года в день Сретения. В больницу и в университет о. Валентин приходил в рясе с крестом на груди, кроме того он установил в операционной иконы Божьей Матери и молиться перед началом операции. Епископ Иннокентий пояснил его роль в богослужении словами апостола Павла: «Ваше дело не крестити, а благовестити».

 

Александр Юрьевич Панчин в своём докладе заявляет, что если кто-то и должен иметь право получать научные степени по теологии, изучать или преподавать теологию в государственных научных и образовательных учреждениях, то это учёные, занимающиеся исследованиями в перечисленных направлениях и имеющие публикации в международных рецензируемых научных журналах. Цитата из доклада: «Священнослужители и «классические теологи», деятельность которых не имеет никакого отношения к науке, не должны претендовать на научную обоснованность в своих изысканиях, как наука не претендует на определение «духовности» (что бы ни было вложено в это понятие)».

 

Вопрос, а кто будет определять у классических теологов, имеет ли их деятельность отношение к науке, или нет и по каким критериям?

 

По признанию Лотмана Юрия Михайловича (русский культуролог, семиотик, филолог, участник войны, доктор филологических наук, член-корреспондент Британской, академик Норвежской, Шведской, Эстонской академий, вице-президент Всемирной ассоциации семиотики, лауреат Пушкинской премии РАН): «допускаю существование внешнего мира, но и он «активный участник семиотического обмена. Бог для меня - явление культуры. Уважительно относясь к религии, сам я являюсь скорее агностиком». Юрий Михайлович Лотман писал в 1986 году: «обстоятельства могут сломать и уничтожить большого человека, но они не могут стать определяющей логикой его жизни». Учёный говорил, что СВОБОДА связана с НЕпредсказуемым выбором, принципиальная НЕпредсказуемость движения в мире в определённые моменты, для человеческой истории. И далее, Юрий Михайлович говорит, что степень выбора резко повышается в человеке в искусстве, так как именно искусство позволяет вернуться в момент, когда выбор ещё не сделан.

 

К.б.н. Панчин А. Ю. основной вопрос своего доклада сформулировал: «теология НЕ приравнивается к наукам». Следовательно, можно допустить, что теология (религия, вера в Бога) приравнивается к искусству. Как известно, научные дисциплины различаются не объектами, но предметами исследования. Один и тот же объект может стать и действительно становится предметом разных дисциплин.

 

Юрий Михайлович Лотман говорил, что наука и искусство, это как два глаза у человека, как два органа чувств, и наука без искусства, как человек с одним глазом или со слухом, но без зрения. Учёный обладая обостренным чувством границ, впрочем, допускал возможность плодотворного диалога, обусловленного способностью видеть сходное в различном, не упуская из виду различного в сходном.

 

Наталья Петровна Бехтерева (советский и российский нейрофизиолог, доктор медицинских наук, профессор), признавала, что в рамках ограничений действительно механистического материализма всё, что непознаваемо сейчас и трудновоспроизводимо, не существует. Просто не существует, и все! НО, именно владыка Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, неожиданно для Натальи Петровны произнес: «Благословляю Вас на эти исследования» (исследования на тему целесообразности сочетанного нейрофизиологического и прижизненного нейрохимического неинвазивного изучения мозга. Изучения его микроединиц и макропространства, получения сведений о том, что происходит в микронной зоне, и того, что развивается в объеме всего мозга).

Как позже разъяснили Наталье Петровне, благословление владыки, это примерно то же, что в светской жизни приказ к действию. Не просто одобрение научного интереса к «странным» явлениям, а приказ изучать их.

Митрополит, образованный, современный и глубоко верующий, владыка Иоанн не закрывал дорогу в неизвестное. НО отдавал это неизвестное в руки науки, понимая, вероятно, что ничто не будет использовано во зло.

В марте 1998 г. в Москве состоялся Всемирный Русский Народный Собор на тему «Вера и Знание», где блестящие сообщения сделали президент Российской Академии наук Ю.С. Осипов и владыка Кирилл. Вступительную речь произнес патриарх всея Руси Алексий.

Наталья Петровна Бехтерева в книге «Магия мозга и лабиринты жизни» ярко показывает своё отношение к Евангелию, пишет, что её задача не защищать этот не нуждающийся в защите вечный документ, однако всем тем, кто все еще ищет поводы для отрицания, она рекомендует обратиться к очень искреннему, а потому и убедительному труду митрополита Вениамина (Федченкова) «О вере, неверии, сомнениях…».

Наталья Петровна указывает, что «во всех тех редких случаях, когда мы реально приближались к прорыву, «шли на прорыв» в неизвестное, вокруг нас, и в частности вокруг меня, начиналась какая-то более или менее неприятная «метель» - множество социальных и личных неприятностей. О том же рассказывают и некоторые другие ученые - в частности, те, кто занимается обратимостью времени (например, профессор А.А. Гриб, зав. кафедрой высшей математики С.-Петербургского университета экономики и финансов)».

В своей книге «Магия мозга и лабиринты жизни» Наталья Петровна пишет, что под влиянием личных стрессов, и прежде всего социальных сложностей, у неё появилось некое свойство…изменённость сознания, было измененное физическое состояние. НО, не болезненное.

Наталья Петровна видела такие вещи!!!, которые человеку и не нужно видеть. Слышать и видеть!!!

А помог ей ни кто иной, как священнослужитель, сторонник теологии, настоятель Софийского собора в Пушкине о. Геннадий, который и сам не познал, как смог он сделать это. По-видимому, о. Геннадий не осознавал, что он может. Ни Наталья Петровна, ни он не помнят, как проходило исцеление в храме.

Когда Л.И. Спивак и руководимая им группа в лаборатории Натальи Петровны Бехтеревой изучают измененные психические состояния, эти откровения учёного уже не звучат страшно. Сейчас те, кто разбирается в вопросе, знают, что измененное психическое состояние не равнозначно психической болезни. Человек или лишается многих ощущений, или начинает слышать, обонять, видеть, ощущать то, что было закрыто для него ранее и чаще всего, если специально не поддерживать этого, закроется для него потом.

Наталья Петровна Бехтерева, весь период изучения живого мозга человека стремилась, что называется, «не прикасаться» к так называемым странным явлениям, более или менее редким или практически уникальным, боясь осложнить и так нелегкую нашу работу.

Наталья Петровна Бехтерева сочла своим личным долгом рассказать о том странном и далеко не всегда объяснимом, что она видела в жизни. Её тяга к вере в ИНОЕ, чем принято сейчас в научном мире, происхождение мозга и, следовательно, человека базируется на исключительной сложности и, как принято считать, сверхизбыточности мозга. Наталья Петровна опасается, что «железобетонный» материализм иногда все же лишает нас непредвзятого взгляда на события, без их обязательного строго определенного философского обрамления (одного-единственного, которое «обязательно верно», а то, что в него не вписывается, - то «от лукавого»).

 

Сформулируем вопрос: Что важнее для человека, знание «железобетонного» материализма или воображение? (А. Энштейн признавал главенство воображения над знанием).

 

А какая глобальная задача вытекает из разбираемого доклада? Где и что зарыто? А вот что. Для изучения или преподавания теологии в государственных научных и образовательных учреждениях, из государственного бюджета будут выделяться источники финансового обеспечения деятельности. Александр Юрьевич Панчин в своём докладе заявил, что право изучать или преподавать теологию в государственных научных и образовательных учреждениях принадлежит только учёным «железобетонного» материализма, имеющим публикации в международных рецензируемых научных журналах. А священнослужители, «классические теологи» и иные деятели искусства, деятельность которых не имеет никакого отношения к «железобетонному» материализму, не должны претендовать на право быть и иметь свободу непредсказуемого выбора.

Comments