Оглушительное безмолвие острова Беринга

Отправлено 11 нояб. 2012 г., 22:50 пользователем Сергей Скрипаль   [ обновлено 6 дек. 2012 г., 23:41, автор: Игорь Негорюй ]
Материал публикуется по версии газеты "Ставропольская правда" № 291 (25809) от 10 ноября 2012 года

Оригинал статьи "Дауншифтинг на остров Беринга" (http://artofwar.ru/b/beshkarew_a_i/ostrowa.shtml )

Наши в России

Оглушительное безмолвие острова Беринга

Меня часто спрашивают, как я оказался на острове между Тихим океаном и Беринговым морем, как нашел работу и жилье? Отвечаю.

Два с половиной года назад я ушел с должности заведующего учебно-консультационным центром одного из вузов на Ставрополье, супруга уволилась с должности старшего администратора «крутой» гостиницы – натурально устали на прежних работах, все на нервах. Дети выросли, пора бы им вылетать из родительского гнезда, да некуда. Сын женился, и в доме появилась невестка, а две хозяйки на одной кухне - это, как говорит моя супруга-казачка, «забагацько». Появился повод поменять что-то в жизни. Нашел камчатский адрес в Интернете, отправил письмо и через 15 дней приступил к работе инженером по охране труда на острове Беринга. В квартиру заселился в день прилета. Правда, чтобы довести жилье до нормального состояния, пришлось с супругой пару недель вечерами и в выходные поработать да вложить несколько тысяч рублей на материалы и оборудование. Начальство с работы обещало компенсировать стоимость материалов, но…

Как оказалось, контора на острове, в которую я приехал работать, самая «слабая» по зарплате. Пришлось сразу же пристроиться еще на пару подработок. Здесь все, кто может, кроме основной работы еще и подрабатывают. Кстати, кочегар (сутки через трое) здесь получает тридцать тысяч, метеоролог (сразу после школы и тоже сутки через трое) – 15. Для «северов» это не деньги. Можно зарабатывать и по семьдесят, и по сто, но возраст берет свое. Сюда бы приехать лет на семь-восемь раньше! За два года работы мы с супругой обновили одному сыну машину, а другому купили однокомнатную квартиру. Для пополнения семейных бюджетов кое-кто из островитян держит кур, кроликов, есть в селе пара тепличек, заготавливаются грибы и ягоды. Отпуск пятьдесят плюс двое суток, можно соединять за два года. Дорога оплачивается раз в два года к месту проведения отпуска и обратно.

Есть у меня удочка, и не одна. Вышел раз на речку Гаванку, покидал безрезультатно блесну, соседи-алеуты, ловившие рыбу сетью (им разрешено), бросили мне в сумку четыре нерки и пару горбуш со словами: «Иди и не пугай рыбу!». Рыба - и красная, и белая - с тех пор в холодильнике не переводится. Белорыбица – это палтус, треска, камбала и терпуг. Терпуг (морской окунь) здесь четырех видов, один из них с мясом голубого цвета. Белорыбицу ловят с катера или баржи в полукилометре от острова – глубина там приличная (остров вулканического происхождения). Вместо удилищ используют рогатки с намотанной синтетической бечевой метров по двести, с тремя-пятью крючками размером со спичечный коробок и грузилом. Терпуга можно ловить и обычной удочкой на мясо мидий при отливе в размоинах рифа за бывшей зверофермой, на мысе за причалом и на самом причале – это ближайшие к поселку рыбные места. Есть еще рыбное место рядом с селом – у моста на речке Гаванке. Во время прилива в речку заплывает камбала, но в основном там красная рыба – нерка, кижуч, горбуша, голец. Камбалу и гольца можно ловить без ограничения, остальных только по путевкам. Гольца местные жители за рыбу не считают, но нам с женой очень нравится и в жареном, и в вареном виде. Мясо у арктического гольца нежное, слегка розовое и практически без жира. Супруга делает из гольца саламур по украинскому рецепту (в маринаде) – под картошечку бесподобная еда. В путину красная икра не является деликатесом, это просто еда. Кстати, путина на острове с начала мая до октября. Подружки к супруге приходят на чай не с коробкой конфет или печеньем, а с банкой икры или балыком.

Всю жизнь я хотел побывать на океанской рыбалке, а порыбачила там супруга и даже поймала треску на 8 кг – тащила ее с глубины 65 метров. Хотел увидеть близко китов, а увидела опять же супруга почти рядом с бортом катера северного плавуна и косаток (китов, не путать с касаткой - ласточкой) с полусотни метров. Я тоже видел косаток и горбачей, но с берега, метров с трехсот. Достаточно близко видел сивучей, антуров, морских котиков, каланов - тоже с берега, а супруга - с научного катера и почти рядом. Песцы иногда появляются у поселка, а «в острове» (местное выражение) могут бежать рядом с громыхающим ГТС или автомобилем, ну это в основном молодые, или без страха, только приподняв голову, провожать взглядом, даже не поднявшись с лежки в нескольких метрах от проезжающего транспорта. На кордонах или зимовьях живут под избушками иногда весь сезон рядом с инспекторами или научниками, кормясь остатками с кухонного стола.

В поселке все, кроме картошки, привозное. Есть у некоторых жителей парнички с редиской, огурчиками и клубникой. В этом году необычно много туманов. А туманы мешают полетам самолетов. Самолет - основное средство сообщения с материком: летом два раза, зимой - раз в неделю. Но это при наличии погодных условий. Иногда ждут погоду по две-три недели. Для самых нетерпеливых есть корабли – дешевле, но дольше. Болтаться в океане двое суток у меня пока не возникает желания. По цене перелет из Петропавловска-Камчатского на остров – для местных (с пропиской) пять тысяч, для остальных более 28 тысяч рублей. Пароходом около пяти тысяч.

Погода специфическая – солнца практически нет, туманы, ветер. Но не холодно, температура зимой редко опускается ниже минус 16 градусов, это связано с теплым течением в океане. Летом некоторые аборигены даже купаются. Местные шутят, говоря, что лето на острове короткое, зато малоснежное. Культурно-спортивная жизнь, увы, едва дышит из-за низкой активности населения. Но футбол, волейбол, пневмострельба, тренажеры, настольный теннис, вокальная группа (мы с супругой там участвуем), национальная алеутская танцевальная группа и дискотека имеются. Интернет есть, но очень медленный. Телевизоры на острове у многих, но мы обходимся без него. Когда между шабашками бывают «окна», то берем в библиотеке диски и книги.

Можно рассказывать больше, но пока сами не побываете здесь, не сможете прочувствовать необычность островной жизни. Вывод: на острове жить можно, но не нужно. Да, заработать можно на какие-то крупные покупки, но и в других местах (на материке) это тоже можно сделать. В моем возрасте (55 лет) найти работу очень трудно, а здесь есть постоянная работа и много шабашек. Жене подходит климат – не жарко летом и не морозно зимой, да и зарплата супруги здесь в три раза больше, чем на материке. Но и все товары в магазинах значительно дороже.

В общем, остров – это на любителя. Летом здесь стоны чаек под окнами, шум океанского прибоя, зимой юконские вороны, прячущиеся от ветра за кочками и оглушительное безмолвие в тундре. Вы скажете, что не может безмолвие быть оглушительным. Может! На острове многое воспринимается не так, как на материке. И главное: если что-то произойдёт на Земле, здесь узнают об этом самыми последними.


о. Беринга

Александр Бешкарев.

(Фото автора).


Comments