Кундуз - Саланг - Джелалабад

Отправлено 20 янв. 2014 г., 20:20 пользователем Сергей Скрипаль


Четверть века без войны...

КУНДУЗ — САЛАНГ - ДЖЕЛАЛАБАД

За два с половиной года, которые Александр Глухов служил в ограниченном контингенте Советских войск в Афганистане в отдельном батальоне материально-технического обеспечения вертолетного полка, дислоцированного в Кундузе, много чего произошло. Всякого и разного... Да и как иначе-то? Война. Она разделила жизнь на до и после...


Дома, в Союзе, на попечении тещи остались супруга и полуторагодовалый сын. Жене Ольге тогда едва двадцать исполнилось, сама еще девчонка! Грустно было после возвращения с войны слышать от сынишки в свой адрес слово «дядя». Зато, когда мальчишка тыкал пальчиком в фотографию Александра, приятно грело слово «папа». Только по прошествии некоторого времени разные понятия «папа» и «дядя» соединились в одно. Стал Александр полноценным отцом для сына.


Приказ о переводе старшего лейтенанта Глухова для дальнейшего прохождения службы в ДРА пришел в конце января 1985 года. И надо же было так случиться, что буквально перед отъездом Александр сильно простыл, в болезненном состоянии, с температурой, кашлем и насморком, улетал из Ростова-на-Дону в Ташкент. Провожала молодая жена. Рейс отправлялся в два ночи. Приехали задолго до вылета, боялись опоздать. Томились в ожидании. Александр заметил в здании аэровокзала капитана, которого провожали пожилой мужчина и две женщины. Одна постарше, другая помоложе. Какое-то чувство подсказало, что этот офицер тоже летит в Ташкент и, возможно, далее в Афганистан.


Когда отправили провожающих домой, Александр разговорился с капитаном. Тот возвращался из отпуска в Кабул, где служил в госпитале. Александр с любопытством расспрашивал попутчика об Афганистане, о Кабуле, о службе вообще. За разговорами время пролетело незаметно. Объявили посадку. Народ заторопился на досмотр. Тут в ночной тиши аэропорта диктор негромко, но внятно объявил, что такому-то гражданину, назвав при этом фамилию капитана, необходимо срочно пройти к начальнику аэровокзала. Капитан удивился и поспешил на вызов. Буквально через несколько минут он вернулся к Александру, на нем, как говорится, лица не было, и дрожащей скороговоркой выпалил, что его отец, мать и жена, уехавшие на такси, попали в аварию и кто-то из них погиб. Капитан попросил передать на пересыльном пункте в Кабуле, что не сможет в срок вернуться из отпуска...


Десять дней в Ташкенте тянулись утомительно долго, учитывая болезненное состояние Александра. Народ вокруг развлекался вовсю, звали и Глухова, но тот наотрез отказывался от предложений выпить. Отлеживался, приходил в себя.


Наконец в Тузеле (военный аэродром под Ташкентом) погрузились в АН-12. У этого самолета грузовой отсек не герметизируется. Всех предупредили накануне, что полет на высоте более четырех тысяч метров будет тяжелый: для организма не хватает кислорода, возможна даже потеря сознания. Предупреждение это касалось в первую очередь тех, кто гасил стресс перед отправкой на войну большим количеством алкоголя. Безусловно, не все вняли предупреждению и, конечно же, уничтожили все запасы спиртного, что не успели употребить на пересылке. Пока летели над Родиной, все было более-менее нормально, но над территорией Афганистана высота полета резко увеличилась, чтобы минимизировать вероятность попадания «Стингера». Тут и начались неприятности у «злоупотребивших».


А уж над Кабулом всем стало худо – и трезвенникам, и не в меру усугубившим. Самолет, словно потерявший невидимую опору в воздухе, резко стал снижаться. Пилоты, как выяснилось, уходили от ракеты и за считанные минуты снизились с семитысячной отметки. Пассажиры корчились от головной боли и рези в ушах. Казалось, самолет просто рухнул на взлетку. Но нет, ничего, покатился и зарулил на площадку неподалеку от места дислокации Витебской десантной дивизии. Опустилась аппарель, пассажиры направились к выходу и обомлели... Встречала их афганская земля конвоем из десантников, которые сопроводили прилетевших на пересыльный пункт, не давая ни малейшей возможности сделать хоть один шажок в сторону.


Александр сразу же пробился к дежурному офицеру и доложил о происшествии с капитаном-медиком.


Уже на следующий день он отправился в Кундуз. Назначили Глухова секретарем комсомольской организации части. Только не надо думать, что служил старший лейтенант при штабе, собирал членские взносы, устраивал комсомольские собрания, отчитывался перед вышестоящими органами. То есть, конечно, и этим занимался, но во вторую очередь, между боевыми выездами, поскольку все офицеры, не исключая начфина, начпрода, парторга и даже начальника клуба, ставились во главе автоколонн, идущих в Баграм, Джелалабад, Пули-Хумри, Кандагар на обеспечение войсковых операций.


Запомнилась Александру проводка колонны в Джелалабад в конце мая 1985 года. Надо сказать, что этот и следующий годы отличались активизацией боевиков, что привело к увеличению боевых операций. Александр в качестве заместителя начальника колонны двигался в середине каравана на топливозаправщике. Тут он сполна получил адреналина, ведь каждый куст, дом, дувал, пригорок или сопка могли принести смерть. Особенно это чувствовалось в районе перевала Саланг. Перед самым перевалом в Пули-Хумри, городке на севере Афганистана, центре провинции Баглан, предстояло дождаться своей очереди на проезд через четырехкилометровый тоннель. Вообще, движение через тоннель сопряжено с определенными трудностями. Большая загазованность, от выхлопных газов дышать нечем, в глазах резь и прочие «прелести» насилия над организмом отравленным воздухом. Только одна полоса для движения. Пропуск колонн осуществлялся по четным дням в одну сторону, а по нечетным – в обратную. На равнине, откуда поднимались в горы, температура воздуха в тени была уже за сорок, тут же, на перевале, в районе тоннеля, еще лежал снег.


Дожидаясь своей очереди в провинциальном центре, приводили себя и технику в порядок. Карбюраторные автомобили на высоте более трех тысяч метров над уровнем моря (именно на такой высоте и находится тоннель через Саланг) могут заглохнуть из-за недостатка кислорода.


Перед выходом колонны ранним утром был очень сильный туман. Александр каким-то чудом рядом с колеей увидел боевой артиллерийский снаряд. Вместе с солдатом-водителем выскочил из кабины и оттащил снаряд в сторону. Рисковали. Но ведь колонну задерживать нельзя, вперед надо двигаться!


Дни прохождения колонны были горячими. «Вертушки» работали по Панджшерскому ущелью, обстреливали из пушек и пулеметов отвесные скалы, бросали бомбы, обеспечивая безопасное следование каравана. В тот раз добрались до Джелалабада за неделю практически без потерь.


И это был только один рейд, а в ему подобных Александру пришлось участвовать не менее двадцати раз.


В одном из таких рейдов колонна, возглавляемая Глуховым, попала под плотный обстрел на перевале Саланг. «Духи» подожгли топливозаправщик, идущий первым. Водитель погиб сразу, а тяжелая машина перегородила путь двум десяткам грузовиков. Четверо бойцов подскочили к горящей машине, вытащили из кабины тело водителя и столкнули МАЗ в пропасть. Путь был свободен. Больше потерь в колонне не было. Пока освобождали дорогу, другие бойцы отбили нападение.


За эту операцию Александр Глухов награжден медалью «За боевые заслуги».

http://www.stapravda.ru/20140121/voennyy_put_aleksandra_glukhova_kunduz__salang__dzhelalabad_73946.html

Сергей Скрипаль.



Comments